Я ненавижу велосипедистов. Нет, не так. Я ненавижу «велосипедистов»! Именно так, в кавычках. Называть по-другому этих двухколесных оккупантов, захвативших асфальт и плитку моего любимого города, я не могу.

Я ненавижу «велосипедистов» как пешеход. Грешен — люблю прошвырнуться со своими любимыми спиногрызами по Красной в выходные. Так вот, когда я этот моцион проделывал лет пять назад с дочкой, то максимум, что мне нужно было делать — следить за тем, чтобы дитятко не влетело без меня на перекресток. Кварталы преодолевались светло и радостно, я мог любоваться на зелень и витрины.

Когда у меня появился сын, Краснодар пошел в велосипедный разнос. Забывая о зелени, не говоря уже о витринах, я как курица-наседка настороженно слежу, чтобы в моего «цыпленка» не влетел коршун на велосипеде. Я с удивлением понял, что пешеход перестал быть хозяином тротуаров. Если вы с детской коляской, то вы еще и потенциальная жертва. Я реально боюсь высадить ребенка из коляски и дать ему размять ножки. Никогда не страдавший виктимностью, теперь по выходным на Красной я передвигаюсь с опаской.

Где и в каких инкубаторах воспитали в современных велосипедистах агрессивный стиль вождения? С каких пор шиком стало пугать старушек и детей, устраивая скоростной слалом между пешеходами? Ведь сначала лошадь мощностью в одну человеческую силу была символом свободы, а значит, уважения и толерантности к другим участникам движения? Но это там у них — ведь пример-то мы брали с Европы. Впервые попав в немецкий Ганновер, я неоднократно слышал недовольные звонки велосипедистов, когда с непривычки забредал на выделенные для них полосы. Но врагом конкурентам по тротуару я в Германии не был. Мне даже извинительно улыбались. А вот у себя в России велосипедист и пешеход по разные стороны линии фронта.

Я ненавижу «велосипедистов» как водитель. За 20 с лишним лет шоферского стажа я по своей вине попал в аварию всего один раз. А за последние пять лет я (даже не учитываю своих близких) был неоднократно шарахнут рулем или колесом велосипеда.

А уж сколько раз я был вынужден уступать свое законное место на тротуаре несущейся на меня кучке стали, алюминия и пластика…

Поразительно, но виновники ТТП (тротуарно-транспортных происшествий) — те, кого смог догнать или до кого смог добросить камень — искренне недоумевали: почему дорогу должны уступать они, а не я. А ведь в ПДД все прописано четко. Пункты 24-1 и 24-2 гласят, что велосипедисты должны двигаться или по велодорожке, или по проезжей части. А тротуар они могут занимать лишь, когда другого пути нет. Если же какая бабка, пудель или младенец под колеса лезут, надо «спешиться и руководствоваться требованиями, предусмотренными настоящими Правилами для движения пешеходов». И не надо давить на жалость: «Мне страшно по улице ехать», «Водители нас не уважают — бибикают и подрезают»…

Назвался груздем – полезай… на дорогу. Мне, может, страшно на новой машине передвигаться по краснодарской улице Новороссийской. Но другой у меня нет — пользуюсь этой. Кстати, неуважаемые «велосипедисты», когда пересекаете дорогу, то своего «коня» тоже нужно везти под уздцы, а не «скакать» верхом.

Буквально вчера спалил пару миллионов нервных клеток, с дымом оттормаживаясь перед педалирующим, как на Тур де Франс, чудаком на 14-ю букву алфавита.

Я ненавижу «велосипедистов» как велосипедист. Странно, но у меня есть велосипед. Даже три, если всю семейную «конюшню» посчитать. Я и по Красной порассекать могу в солнечный денек. Но когда мне захочется скорости — это будет последнее место, куда меня занесет в поисках ветра в лицо.

Я голосую за введение велосипедных номеров. Сейчас даже в дупель пьяного велосипедиста оштрафовать трудно. Какие уж там гонки по тротуарам? Передвигаться на двух колесах по дорогам должны учить в школе. Чтобы вбить в башку хотя бы элементарные знания. Жаль, что вместо велодрома на улице 2-я Пятилетка в Краснодаре теперь очередная многоэтажка. Я именно там получил первые знания о ПДД. Между прочим, первые номерные знаки для велосипедистов в России были введены еще в 1896 году в столице Российской Империи. Революция от обязанности регистрировать двухколесного «коня» граждан не освободила. В некоторых советских городах и даже республиках велономера сохранились до 80-х годов XX века.

Я уверен, что больше так продолжаться не может. Перефразируя цитату Ленина из его работы «Маевка революционного пролетариата» — низы (пешеходы) уже не могут жить по-старому и не хотят терпеть тех, кто посматривает на них сверху — из седла. Я человек мирный, но и у меня есть свой бронепоезд на запасном пути. Недавно, шарахнувшись от очередного тротуарного велогонщика, с ужасом поймал себя на мысли, что стал задумываться о партизанской войне. О палках в колеса, рассыпанных гвоздях и прочих диверсиях.

Ах да! Еще я, пожалуй, заведу собаку — лучшего друга врагов «велосипедистов».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here